?

Log in

No account? Create an account

назад | вперед

Punk’s not dead?

Man-Raze – безусловная команда звезд на музыкальной арене. Бывшие участники Def Leppard и Girl – это вам не второй эшелон рок-героев, но когда их состав дополняет один из главных анархистов современности: ждать инструментальной банальщины от этого союза не приходится. Накануне выхода второго альбома барабанщик легендарных Sex pistols Пол Кук поделился своим мнением о праве панка на жизнь, рассказал, чего стоит ждать от новых записей, а также поведал о том, как вершилась история в 70-х.


 
- Привет, Пол! Скоро выходит новый альбом Man-Raze, он уже доступен для предзаказа. Всех интересует, каким он будет?
- Честно говоря, мы развлекались в студии. Саймон, Фил и я полностью раскрепостились и играли то, что душе было угодно, поэтому пластинка получилась такой стилистически разнообразной.
- Cудя по названию, в «Punkfunkrootsrock» вновь будет скрещен панк и фанк, как и в «Surreal»?
- Все верно! Мы дали выход энергии и креативу, которые и привели нас к этим экспериментам со звуком.
- А «Runnin’ me up» и того, более напоминает регги по звучанию.
- Да, но помимо него есть и другие треки, некоторые из них медленные и мелодичные,  другие – быстрые и драйвовые в духе панк-рока старой школы. Отсюда и название альбома. «Punkfunkrootsrock» отражает музыку, на которой мы взрослели.
- И кто из вас вырос на регги?
- Да все, наверное… Я жил в Лондоне, где в 70-е был огромный спрос на этот стиль, а радиостанции то и дело транслировали не увядающие и по сей день хиты.

- Признаться, после единственного полноценного альбома Sex Pistols и Professionals многие боялись, что и Man-Raze могут ограничиться выпуском лишь одной пластинки.
- На самом деле, это было очень сложно. Начать куда проще, чем удержать то, что получилось, на плаву. Но нам помогали буквально все: от менеджеров группы до работников рекорд-лейбла. Мы не хотели, чтобы Man-Raze стала очередной группой одного альбома, поэтому и старались изо всех сил. И вот, наконец, долгожданный второй альбом увидел свет, и теперь мы собираемся сосредоточиться на выступлениях.
- Легко ли было начинать работать с Филлом и Саймоном? Все-таки, Def Leppard и Girl, мягко говоря, отличались от того, что играли Sex Pistols и Professionals.
- Не совсем. Ведь идея создать группу изначально пришла в голову именно им. Саймон с Филлом пришли ко мне с предложением дополнить их трио. Разумеется, сперва я захотел услышать то, что они насочиняли. Их наброски мне пришлись по вкусу, и я решил присоединиться к парням. К тому же, мне довелось играть со многими музыкантами самых разных направлений, и это всегда было интересно. Поэтому Man-Raze со своим музыкальным разнообразием представлялся мне непаханым полем для обретения нового опыта.
- Слово «Roots» в названии вашей новой пластинки свидетельствует о том, что вы продолжаете гнуть линию рока старой школы?
- Несомненно, и это тоже, но всё же главным посылом является наше желание показать слушателю, что все идет от сердца, из глубин души. Все, что происходит вокруг, замешано на чувствах и эмоциях: именно они – корень всего сущего, а музыка – лишь одно из их проявлений.
- Я не могу не спросить тебя, как одного из родоначальников жанра. Панк ведь задумывался как некоммерческая музыка, DIY и пр. Но сейчас от панка в его  первозданном виде практически ничего не осталось. Это эволюция жанра или, как говорят у нас в России, «бабло побеждает зло»?
- Ты прав, в наши дни даже самые независимые проекты рано или поздно вынуждены вступать на путь коммерциализации. И все же, я убежден, что существует немало молодых коллективов, не зараженных пока идеей славы и денег, музыкантов, желающих просто высказаться и сделать это так, как нравится им самим, а не лейблам. Но путь таких групп труден и тернист, и в один прекрасный момент им придётся просить помощь у сильных мира сего. Вот здесь весь панк и заканчивается.

- Так «Punk’s not dead» или как?
- Я думаю, что есть немало музыкантов, поэтов, художников, писателей, вдохновленных романтикой анархичной свободы 70-х – 80-х годов, а пока они существуют, панк и панки живее всех живых.
- Не считаешь, что в современных артистах слишком много притворства и нет ничего настоящего?
- Вполне может быть. Сейчас уже трудно быть оригинальным. Столько всего создано, столько придумано, что поразить чем-то новым представляется непосильным делом. Но люди стараются, и это главное.
- Можешь назвать кого-нибудь из нынешних музыкантов, кто вызывает у тебя симпатию или, наоборот, раздражает?
- Ни тех, ни других в настоящий момент я не вижу. Иногда ко мне попадают действительно хорошие записи, но даже они не могут меня вдохновить.
- Со Стивом Джонсом и Джонни Лайденом связь поддерживаешь?
- Практически нет. Они живут в Штатах, и нам нечасто удается пообщаться. Не так давно…ну как не так давно?! Три года назад мы ездили в турне с Sex pistols по Восточной Европе, в том числе и в России. Это было здорово, но мы быстро устаем друг от друга, и нам нужен потом длительный перерыв, чтобы начать вновь вместе работать…на несколько лет. (смеется)
- Успели тогда сформировать мнение о стране, людях или как это обычно бывает у музыкантов: прибытие, саундчек, концерт, отель и снова в путь?
- Да, порой бывает именно так, но я всегда стараюсь подольше задерживаться в интересных местах. В Москве у нас был один свободный день, и мы отлично провели время. Где бы я ни находился, мне всегда интересно узнать об истории этой страны и города.
- Когда ты вновь посетишь Россию, на этот раз с Man-Raze?
- Я бы с удовольствием прокатился по всей Восточной Европе, ну, и в Россию обязательно бы заехал, но о конкретных датах говорить пока рано, все в проекте.
- Как до, так и после Sex Pistols было много панк-групп, но почти у всех панк-рок ассоциируется только с Пистолетами. Как ты можешь это объяснить?
- Я думаю, в те годы это был настоящий феномен, никто во всей Британии не слышал ничего подобного. У нас и без того была крутая музыка, но когда мы спели «God save the queen», она вызвала столько споров, что интерес к группе вырос тут же в тысячи раз.
Да, групп и впрямь было много до и после, но Sex pistols были реальным воплощением того, что принято считать панком. Ты был слишком молод или не родился вовсе, когда мы вершили историю в 76-ом. Это был фурор, который не стихает и по сей день.

- Как изменилось твое видение Великобритании за последние 30 лет? Pj Harvey в своем «Let England Shake» утверждает, что все хреново.
- О…Ты не поверишь, как сильно изменился Лондон, но по мне, так он изменился в лучшую сторону. В 1976 году повсюду были забастовки, демонстрации и стычки с полицией, казалось, что мы до сих пор не оправились от войны, но сейчас ситуация стабилизировалась, и жизнь в Британии улучшается: медленно, но верно.
- Где-то читал, что будучи участником The Strand, ты был единственным членом группы, кто купил музыкальное оборудование, а не украл его. Ударную установку незаметно из магазина не вынесешь?
- Было дело (смеется). Мы не могли позволить себе такие дорогие вещи, а играть хотелось, ну, и про ударную установку тоже верно.
- Твоя дочь играла в культовом женском панк-бэнде The Slits. Слава отца не оставила ей выбора?
- Это было полностью её идеей. Холли с детства видела себя только на музыкальной площадке. Они дружила с Ари (лидер The Slits), и та убедила её попробовать себя в качестве бэк-вокалистки. Все так здорово начиналось, а потом Ари умерла… Холли тяжело переживала её смерть, нам всем было непросто...
Недавно моя дочь выпустила свой сольный альбом, и надо сказать, он весьма неплох. Я ни в коем случае не давлю на неё, Холли делает то, что хочет, и я рад, что у нее это отлично получается.

- Джелло Биафра открыл свой собственный независимый лейбл и теперь помогает молодым музыкантам себя реализовать. Не собираешься заняться в дальнейшем чем-нибудь подобным?
- Скорее да, чем нет. Я и сейчас порой помогаю барабанщикам учиться грамотно стучать по тарелкам. Всё-таки, опыт для того и накапливается, чтобы можно было его кому-то передать.
- А кто для тебя гуру барабанной установки?
- Номером один, думаю, не только для меня, навсегда останется Кит Мун из The Who, он величайший из великих. Я слушал огромное количество музыки, когда был молод.
В 70-е в основном это был соул, его выпускал лейбл Motown. Мне очень нравились Эл Джексон мл., Эл Грин и все, кто походил на них по звучанию. Огромное количество хороших барабанщиков вышло именно из соула, они то и заразили меня желанием связать свою жизнь с музыкой.
- Но если бы ты так и не стал музыкантом, чем бы занимался?
- Нашел бы себе нормальную работу (смеется). Я мог бы стать плотником, как мой отец, но думаю, что все-таки занялся бы чем-то более креативным.
- Есть вещи, о которых ты жалеешь, и вернувшись  в прошлое, хотел бы изменить?
- Я жалею о том, что Sex pistols ограничились лишь «Never mind the bullocks». Мы двигались в правильном направлении, и нас хватило бы еще на один или два хороших альбома. Но получилось так, как получилось. Пожалуй, это главное сожаление в моей жизни.

- И напоследок, есть у тебя «правила жизни», которых ты придерживаешься?
- Не думаю, что таковые есть, но я точно знаю, что всего должно быть в меру.
- Пол, ты ведь увлекаешься футболом и даже играешь за любительскую команду «Hollywood United».
- Раньше играл… В молодости я был даже весьма перспективным на этом поприще. Футбол, безусловно, самая великая игра в мире, и я не понимаю, как люди могут быть равнодушными к нему.
- Почему повесил бутсы на гвоздь?
- Постоянно травмировал ноги, а ты понимаешь, что они нужны были мне для игры на барабанах. Я ведь все-таки барабанщик, а не футболист.
- За кого болеешь?
- За команду одного очень известного в России человека, думаю, ты догадался.
- Челси?
- Бинго! Слышал, что Абрамовичу принадлежит еще и московский ЦСКА, это так?
- Нет, он принадлежит другому российскому миллиардеру, у нас ведь их полно.
- А ты за Зенит, наверное, болеешь?
- За кого ж еще!
- Да, я наслышан, хорошая команда.
- Надеюсь, наши клубы встретятся в финале Лиги Чемпионов, ну, и победит, я думаю, ты знаешь кто.
- Посмотрим-посмотрим. (смеется)


Данный материал написан специально для журнала Rockcor, № 7/2011.

Теги

Разработано LiveJournal.com
Designed by Jamison Wieser